Священник из Новороссийска стал сертифицированным детским тренером по самбо

Для этого батюшка Евгений Горлов прошел профессиональное переобучение в социально-педагогическом колледже. И этой осенью получил диплом с отличием.

Новороссийский священник стал сертифицированным детским тренером по самбо

В тренеры батюшку позвали после того, как на краевых соревнованиях по самбо в 2018 году среди ветеранов этого спорта он занял призовое место. Отец Евгений долго не размышлял: ведь он уже тренировал двух своих сыновей, с детьми работать любит и умеет, есть опыт преподавания.

В спортивной школе «Виктория» у тренера Горлова группа из 23 человек, от пяти до 12 лет.

— Я начинающий тренер и расту вместе с воспитанниками, — скромно объясняет Горлов. — Моя задача — научить детей для начала кувыркаться, правильно падать, дать какие-то приемы. А если у них проявится талант, в спортшколе есть прекрасные тренеры, например, Роман Николаевич Кабасакальян, которые выводят на соревновательный уровень.

Увлечь можно только интересным

На каждую тренировку отец Евгений подбирает новый прием, вспоминает что-то из собственного арсенала, ищет интересную игру в качестве разминки.

Два десятка шумных мальчишек, как это выдержать?

Евгений Горлов объясняет корреспонденту: шум и гвалт в ребячьей среде — это нормально. А чем больше группа, тем интереснее ребятам заниматься, потому что больше совпадений по возрасту, по весовой категории, можно ставить в спарринги примерно равных соперников. А то, когда ставишь в пару малыша и верзилу, исход поединка заранее ясен, пропадает интерес.

А насчет шума... Отец Евгений никогда не кричит на воспитанников. На детей и так слишком часто и много где повышают голос. Пусть хотя бы на дахё (ковер для самбо, сумо и других видов борьбы — авт.) мальчишки поймут, что такое уважение.

— Чем тише я говорю, тем внимательней они слушают. На крайний случай есть свисток.

Занять, а не ругать

Хотя родители часто ждут от тренера суровости, ведь дети растут изнеженные и избалованные, и вся надежда на секцию, где из нюни сделают мужика. Один папа так и сказал: его ребенку спуску не давать.

Тренер Горлов, даром что учит ребят боевому искусству, не считает, что грубая сила и давление могут чему-то помочь. И воспитанников никогда не ругает. Отеческая любящая интонация, спокойные разъяснения, почему это так, а это так, и к чему приведет то или иное действие.

О. Евгений не признает насилия — ни физического, ни эмоционального. Утомить ребенка интенсивными занятиями, чтобы не осталось сил на проказы, чтобы сорванцы истратили свою энергию без вреда для себя и окружающих — другое дело.

Мамы довольны — пришел и спать рухнул, нашкодить не успел.

Самбист не должен драться?

— У меня никто не дерется, я учу не доводить до конфликта, — говорит тренер. — Каждый ребенок знает: если на него пожалуются в школе или садике, что он задирается или кого-то обидел, к себе на тренировку больше не пущу. А вот если услышу, что мой воспитанник защитил кого-то, девочку или слабого, или невиновного, либо же постоял за свое человеческое достоинство — приду и заступлюсь хоть перед директором.

«Лучше б отлупила!» и свобода выбора

Ровно так же отец Евгений воспитывает и своих собственных сыновей.

— Наше воспитание без затей, я не выдумываю никаких особенных педагогических приемов. Мои родительские устремления просты: растить сыновей честными, смелыми, справедливыми, в уважении к старшим, в любви к своей Родине.

— Надеюсь, с таким багажом они выберут правильный путь, — признается мой собеседник. — А уж кем конкретно станут — это их выбор. Я против того, чтобы насиловать чью-то волю. Только то, что ты любишь, будешь делать хорошо. Старшему десять лет, и он хочет быть поваром. Причем я вижу, что это не минутная прихоть. Савва смотрит на YouTube кулинарные мастер-классы, пробует готовить.

У младшего мечты пока меняются каждый день — то пожарным он будет, то еще кем-то, ему всего шесть.

Физические наказания, вызывающие сейчас ожесточенную дискуссию в российском обществе, в семье священника не приняты. Но вот родительское неодобрение для мальчиков — самое тяжкое наказание.

— Однажды Савва, старший, слушал-слушал мамины укоры и сказал: «Лучше б ты меня уже отлупила и отпустила».

Конечно, я поинтересовалась, как относятся родители воспитанников к тому, что их детей боевому искусству учит священник. Все в курсе. Никто не против. А ребятишки своего тренера так и зовут — отец Евгений. 

Фото Анатолия Позднякова и из личного архива Евгения Горлова.

Поделиться в социальных сетях:

Новости партнеров