В Новороссийске осудили мать, которая втягивала свою дочь в любовные утехи

Дело слушалось в Новороссийске за закрытыми дверями

Ситуация, о которой пойдет речь в этом журналистском материале, находится за гранью понимания. Даже сложно подобрать слова, чтобы воспроизвести то, что произошло с малолетним ребенком в нашем городе и в наше время. С трудом находит слова и мой собеседник — старший помощник прокурора Новороссийска, выступавший на суде гособвинителем, Андрей Максимовский. Судебное дело шло за закрытыми дверями, имен и фамилий мы не называем. Виновные осуждены, вынесен строгий приговор.

Раскрылся этот ужас так. Семилетняя девочка, играя в детскую компьютерную игру вместе со своей шестнадцатилетней двоюродной сестрой, пришедшей в гости, обратила внимание на выскочившую на мониторе неприличную рекламу. Старшая сестра постаралась поскорей закрыть постыдное окно, но маленькая девочка вдруг произнесла тревожную фразу: «А я знаю, что это такое. Я занималась этим с мамой и отчимом». Подросток поспешила передать услышанное своим родителям. Взрослые забили тревогу, в итоге обратились в полицию.

Сотрудники правоохранительных органов опросили девочку под видеозапись в присутствии психолога и законного представителя — бабушки. Услышанное шокировало. Малышка рассказывала, что происходило с ней в спальне в присутствии родной матери и того, кого она считала своим отчимом, но на самом деле он был сожителем ее мамы. А именно о действиях сексуального характера, в которые взрослые вовлекали семилетнего ребенка.

Девочка не лжет

Психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная в Краснодаре, показала, что девочка несклонна к фантазированию, придумыванию, говоря по-простому, она не обманывает. Помощник прокурора констатирует, что жертва преступников описывала такие физиологические детали, которые в ее возрасте ребенок знать не может.

Видеозапись с признаниями жертвы анализировали специалисты. Вердикт такой: девочка говорит правду. Стало известно как минимум о нескольких эпизодах домогательств взрослых в период с мая по июнь 2018 года.

45-летняя мать девочки в содеянном не созналась, все отрицал и 38-летний мужчина. Однако прокурор и гособвинение посчитали, что доказательств у следствия достаточно, чтобы виновных привлечь к суду. Были проведены все необходимые следственные мероприятия, исследования. К примеру, экспертиза на вменяемость матери и ее сожителя показала, что они психически здоровы. Не доказано и чрезмерное употребление парой алкогольных напитков. Хотя сколько же нужно выпить, чтобы додуматься до такого?

Хотела удержать мужчину?

Я пыталась понять, уложить это все в голове. Что с матерью девочки не так, чтобы дойти до такого беспредела? Андрей Викторович говорит, что оба взрослых человека — люди, употребляющие спиртные напитки, но информации, что они законченные алкоголики, деградировавшие личности, падшие на самое дно, нет. Мужчина ранее не был судим, работает, хотя и неофициально. Помощник прокурора предположил, что мать, предоставляя своему сожителю дочь, таким образом надеялась его удержать.

Хотелось бы нарисовать социальный портрет матери. Хоть что-то должно было выдать в ней морального урода. Это удивительно, но мать девочки трудилась... флористом.

К большому сожалению, подобные дела, где жертвами взрослых становятся дети, слушаются за закрытыми дверями. Ни судьи, ни прокурор много не рассказывают, о деталях можно лишь догадываться. Приговор матери и сожителю был вынесен Октябрьским районным судом. Краевая инстанция оставила решение без изменения: оба взрослых были признаны виновными в действиях сексуального характера с малолетними (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ). Вердикт таков: матери присудили 12 лет и 6 месяцев заключения в колонии общего режима с лишением права заниматься любой деятельностью с несовершеннолетними на срок до 20 лет, мужчине — 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима с такими же ограничениями.

Стало стыдно?

Помощник прокурора Андрей Максимовский мне признается, что ему в какой-то момент показалось, что матери на суде стало... стыдно. Ее лицо показало именно такую эмоцию. Однако повторю: мать своей вины не признала и продолжала твердить, что лжет ее дочь.

— Те, кто задумывает нечто подобное, должны знать, что закон сурово наказывает за преступления против несовершеннолетних. Как бы ни скрывалось подобное, все равно станет известно о совершенных противоправных действиях, и наказание будет неотвратимо, — уверен Андрей Максимовский.

Но что стало с ребенком? Как она оправилась после такого? Помощник прокурора надеется, что ребенок глубоко не осознал произошедшего с ней, сейчас девочка передана на воспитание бабушке, в ближайшие месяцы будет решаться вопрос о лишении матери родительских прав.

Все механизмы дали сбой

После общения с представителями гособвинения у меня все равно оставались вопросы: что не так с матерью и что будет с девочкой после случившегося с ней? За ответами я отправилась к единственному в Новороссийске психологу, сертифицированному в области судебно-психологической экспертизы, Светлане Гузевой. Она работает с жертвами семейного и сексуального насилия, участвует в опросах детей, пострадавших от неправомерных действий взрослых.

— Я не могу понять, какая помойка в головах этих людей, что у них с базовыми принципами, системами табу и ограничений, — говорит Светлана Викторовна. — В данном случае все механизмы, наработанные человечеством, дали сбой. Как психолог я в ступоре. Все это за гранью допустимого. Да, моральные уроды на нашей планете были во все времена. Возможно, это тот случай: перед нами именно такие люди. Сомневаюсь, что мать испытывала чувство стыда или раскаяния. Возможно, она пыталась таким образом удержать сожителя, может быть, она боялась оказаться без материальной поддержки, если не уступит его преступным желаниям?

Светлана Викторовна говорит, что в данной истории ее больше волнует судьба девочки. На Западе давно научились работать с жертвами подобных преступлений, жертвами абьюза — семейного насилия. Безусловно, ребенку нужна будет такая помощь. Неизвестно, что осталось в голове у семилетней девочки после такого ужаса. В этот период — с 7 до 14 лет — происходит активное формирование ребенка в сексуальном плане, вырабатываются нормы поведения. Возможно, девочка легко все переживет, а может, у нее останутся в памяти воспоминания, которые будут ей мешать жить нормальной жизнью.

Психолог говорит, что в последние несколько лет идет волна преступлений против детей на сексуальной почве. В прошлом году в Новороссийске было осуждено трое извращенцев, пристававших к своим падчерицам. Сейчас в судах Новороссийска находится два дела такого рода. Там тоже страшные истории. В основном преступники — это мужчины, отцы или отчимы.

— Вероятно, это связано с тем, что выросло целое поколение взрослых, для которых свобода уничтожила нормы поведения, выработанные веками, — говорит Гузева. — Но эти табу необходимы, чтобы общество выжило. Если они не работают, человечество постепенно деградирует и вымирает.

Что сказал уполномоченный

— Подобные ситуации — это исключение в нашем обществе, когда у людей стираются рамки дозволенного или в силу алкогольного расстройства, или из-за психиатрических проблем, — комментирует ситуацию начальник управления по делам несовершеннолетних Новороссийска, помощник уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае Евгений Титков. — В Новороссийске на учете в комиссии по делам несовершеннолетних на сегодня стоит около 200 новороссийских семей, находящихся в опасном социальном положении, где родители страдают алкогольной или наркотической зависимостью, ведут асоциальный образ жизни.

Я поинтересовалась у помощника уполномоченного: что теперь будет с ребенком?

— При управлении образования имеется система психологической помощи. Если же ребенок попадет в реабилитационный центр, там также есть выстроенная система реабилитации. Надеюсь, что девочке помогут справиться со стрессом.

В Новороссийске осудили мать

Поделиться в социальных сетях:

Новости партнеров