Как приближали день освобождения Новороссийска

С новороссийской земли фашистские войска окончательно согнали 16 сентября 1943 года.
На то, чтобы сломить врага в сражении за Новороссийск, ушло 393 дня. Благодаря чему мы победили, а враг был побежден? Ответы на этот вопрос «НР» нашел в самых разных источника.

Дважды моряки и трижды коммунисты

Австрийско-немецкий генерал горно-стрелковых войск Франц Беме, признанный военным преступником, воевал на территории Польши, Франции, Сербии и Норвегии. Есть упоминание о его допросе у командира Новороссийской военно-морской базы Георгия Холостякова, во время которого он спросил: «Кто же был командиром отряда, высадившегося в районе Мысхако?» Узнав, что отряд возглавлял майор Куников, который до войны был журналистом и редактором газеты, генерал удивился и сказал: «Если редакторы так воюют, то понятно, почему мы потерпели поражение в войне...».

Генерал-лейтенант СС Вильгельм Ветцель, возглавлявший немецкую ударную группировку в боях в районе Новороссийска, доносил фюреру, что за город сражаются «не люди, и даже не фанатики, а дважды моряки и трижды коммунисты».

Высокий дух против гаубиц

В книге малоземельца Георгия Соколова «Мы с Малой Земли» есть упоминание о некоем английском корреспонденте, который посетил места сражений за Новороссийск в 1943 году. В своем дневнике он записал: «Русские войска осуществили свой замысел... теперь немецкие войска не могут войти в Цемесскую бухту. Она перекрыта советскими моряками. Мне не понятно, как такое могло произойти. Все мои представления о военной науке полетели „вверх тормашками“, как говорят русские. Берег был сильно укреплен, как русские могли сломить такую силу? Русские говорят, что на войне решающий фактор — моральный. Я всегда относился с иронией к этому термину. Что значит высокий дух по сравнению с гаубицей или шестиствольным минометом, рассуждал я, будучи уверенным, что все-таки решает войну оружие. Теперь я начинаю колебаться. Я видел незабываемое... Я кое-что начинаю понимать».

Рассчитан по минутам и секундам

По данным наркома Кузнецова «план десанта в Новороссийский порт был рассчитан по минутам и секундам, всесторонне обдумывалась каждая деталь», что свидетельствовало о том, что во время войны советское военно-морское стратегическое планирование и оперативно-тактическое искусство постоянно совершенствовалось и улучшалось.

«Выбор места десанта в Новороссийский порт был смелым и даже дерзким, — писал в своих воспоминаниях командир Новороссийской военно-морской базы Георгий Холостяков. — Но именно в этом виделась немалая выгода: противник вряд ли ожидал атаки с моря. К тому же его внимание и силы отвлекали соседние участки сухопутного фронта. Большим плюсом было также то, что десант мог обойтись без поддержки корабельной артиллерии — ее вполне заменяли наши береговые батареи. Важно было и то, что противник, который наверняка ожидал нашего десанта, не догадывался, где мы его собираемся высадить. Противник был дезориентирован тем, что десант якобы готовился на побережье в районе от Южной Озерейки до Анапы. По готовящейся операции не велось никакой переписки, были исключены даже телефонные
разговоры».

«Неправильный» десант

«УСПЕХ совместных действий сухопутных войск и сил флота в Новороссийской операции во многом был обусловлен тактической внезапностью удара, — писал в своих воспоминаниях контр-адмирал Виктор Проценко. — После разгрома немецкой 17-й армии к нам в руки попали штабные документы, из которых мы узнали о записи в журнале боевых действий: „Разведка доносит о готовящейся операции по освобождению города и порта с высадкой десанта внутри гавани“. Немецкая воздушная разведка донесла своему командованию: „В бухте Геленджик — усиленное движение судов — 22 минных тральщика, 32 торпедных катера, 64 десантные баржи и 92 береговых охранных судна“. Гитлеровские генералы и мысли не допускали, что русские осмелятся на такой риск, как высадка крупного морского десанта с участием лишь катеров и малых судов. Это подтверждало превосходство советского военного искусства, которое учит дерзать, ошеломлять противника смелостью и решительностью действий».

«Фашисты не сдержат напора»

В период боев за Новороссийск родилась песня, авторами которой стали инструктор политотдела 255-й бригады морской пехоты лейтенант Михаил Малахов и фронтовой композитор старшина Константин Чубученко.

 

Враг бешен, он чует — подходит конец,

Дрожит он от страха пред нами.

Он всюду встречает горячий свинец,

Уставил всю землю крестами.

Еще наш удар — и орда побежит,

Фашисты не сдержат напора.

Как прежде, свободно народ

будет жить,

И выйдет из плена наш город.

 

Кто принимал решения

 

Ключевые решения в ходе боев за Новороссийск принимали:

— Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин;

— представители ближайшего сталинского окружения — Лазарь Каганович, Лаврентий Берия, Лев Мехлис;

— маршал Георгий Жуков;

— нарком ВМФ Николай Кузнецов;

— командующий ВВС Александр Новиков;

— генерал-лейтенант Сергей Штеменко;

— командующие фронтами Семен Буденный, Иван Тюленев, Иван Петров и многие другие.

Поделиться в социальных сетях:

Новости партнеров