Сердце каждой мамы — сеточка из шрамов

Как часто мы осуждаем других людей, особенно других матерей. Мол, они безответственные, они... они... Но иногда дети преподносят нам такой урок, пройти который не каждому под силу. В редакцию «НР» пришло письмо, в котором читатель делится своим опытом и задает вопрос: имеем ли мы право на осуждение?

«Трехлетнего Колю, бродившего по лесу двое суток, нашли. Это чудо. Трехлетнюю Дашу спасти не успели. И соцсети тут же накрыло лавиной гневных комментариев в адрес родителей.

А вот если задуматься... Вправе ли кто-то из нас бросать эти камни. Неужели вы всегда были идеальными, и с вами никогда ничего не случалось?

Я была очень ответственной молодой мамой. Утюжила пеленки с двух сторон, оббивала острые уголки мебели, скрепляла дверцы тумбочек и соблюдала режим дня. Но однажды мой трехлетний ребенок сбежал.

Мы тогда жили в общежитии. Роман смотрел мультики, я стирала белье в секции. И заходила каждые минут пять его развешивать. Курсировала туда-сюда. И вот захожу, а ребенка нет. Исчез. Проскользнул мимо меня.

В секции — нет. В коридоре — нет. Выбежала на крыльцо — никого. На скамейке дремлет пожилая армянская бабушка.

— Не видели маленького мальчика в белой майке? — тормошу ее.

— Нет, — отвечает. — Но минут пять назад выходила куча каких-то детей из подъезда, за угол дома пошли.

Я бегу по лужам в резиновых сланцах, поскальзываюсь, падаю, раздираю в кровь коленку. За углом — никого.

Я стараюсь отдышаться, успокоиться и думать логически. Куда могли пойти маленькие дети? В магазин? На площадку? В Парк юннатов!

Я увидела их издалека. Соседские девчонки шли по аллее и держали Романа за руки. Пошли гулять и прихватили его, как куклу. Я не поседела, нет. Но колени подкашивались еще долго.

Где-то в то же время мы установили мощную стальную дверь. Ранним утром я в накинутом на плечи халате выскочила на кухню поставить чайник. В этот момент Роман закрыл все замки и защелки. А открыть не смог.

— Ромочка, котенок, открой двери, я дам тебе много конфет, шоколадку куплю, — уговаривала его соседка тетя Софа.

— Рома, открывай быстро, — ругалась соседка тетя Таня. — Не то я надеру тебе задницу.

Спустя час Роман перестал разговаривать с нами из-за двери и затих. Я впала в истерику. Мое воображение уже рисовало мне картины, одна страшнее другой. Добрался до уксуса. Упал в обморок. Остановилось сердце.

Мужики нашли стремянку и пошли на улицу. Лестница скользила по льду, и дотянуться до окна ни у кого не получалось.

Приехали спасатели. За рулем — главный омский водолаз Вадик Фирстов. Это был реальный позор, местные коллеги меня поймут. Пикантности ситуации добавлял тот факт, что спасатели уже приезжали к нам на минувшей неделе. Тогда Роман надел на голову кастрюлю. Тетя Таня, тетя Софа и растительное масло не помогли. Кастрюлю резали автогеном.

На глазах у изумленной публики самый мелкий спасатель ловко вскрыл форточку и залез внутрь. Оголодавший малыш сладко спал в кровати, обнимая погрызенную палку колбасы. Обошлось.

А когда Роме было пять лет, он поехал в деревню к бабушке. Садик закрыли на ремонт.

— А дай-ка ему трубку, — попросила я бабушку.

— А нет его, — ответила она. — Он в магазин пошел за мороженым. А чо такова? У нас все дети сами в магазин ходят. Чо там идти-то? Полдеревни.

Я метала гром и молнии. Картины рисовались одна страшнее другой. Пьяный тракторист, сорвавшиеся с цепи собаки, сельский маньяк, злые подростки.

— Вы вот в пять лет спокойно одни дома сидели. И за коровами через лес сами ходили, — вспомнила бабушка.

— А ты помнишь, как твой сын в пять лет спалил сеновал? — парировала я.

Это был железный аргумент. Брат мой Женька, пока родители были на покосе, решил с друзьями на сеновале... покурить. И спалил не только сеновал, но и все сараи и надворные постройки.

Я накаркала. Спустя пару дней после сытного обеда бабушка включила внуку мультики, прилегла на диван и сама не заметила, как уснула. Проснулась от запаха гари. Приоткрыла дверь в сени — повалил дым. Успела накрыть лицо полотенцем, схватить флягу с водой и перевернуть ее на крыльцо. Оказалось, Роман натащил на крыльцо поленьев и попытался развести костер. А когда он реально загорелся, убежал и со страху спрятался в гараж.

«Сердце каждой мамы — сеточка из шрамов». Не судите, пожалуйста!

                                                                                                    Наталья Граф.

Поделиться в социальных сетях:
Материалы по темам:

Новости партнеров