зенитка

Как новороссийские зенитчики охраняют небо от самолетов НАТО

8 июля — День зенитно-ракетных войск ПВО. Накануне праздника корреспонденты «НР» пообщались с командиром Краснознаменного зенитного ракетного полка полковником Валерием Фридрихом

Валерий Фридрих

Как нас защищают

Новостные сюжеты то и дело пестрят сообщениями о том, что зенитные ракетные комплексы стали основной огневой силой систем ПВО. А у нас в Новороссийске базируется полк, который является одной из самых мощных частей ПВО в стране. Он защищает южные границы России от вторжения с воздуха. При этом полк неоднократно признавался лучшим подразделением ВВС в России. А в 2018 году был лучшим в Южном военном округе.

Мы находимся в кабинете командира полка Валерия Фридриха. Разговариваем. То и дело звонит телефон, заходят по разным вопросам подчиненные. Чувствуется, что работа хлопотная, требующая предельной ответственности.

— Знаю, что ваш полк имеет зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф» и «Панцирь», аналогов которым нет в мире. А тут в последнее время посыпались тревожные новости. Над Черным морем летают самолеты-разведчики и беспилотники стран НАТО. Новороссийцы обеспокоены этими фактами. Ну а если предположить, что такой самолет залетит в наше воздушное пространство?

— Могу успокоить, — отвечает командир, — что системы ПВО встретят вероятного противника достойно. «Триумф» имеет радар раннего обнаружения, который видит объекты на расстоянии до 600 км. Может поражать цели на расстоянии более 250 километров. Ракеты могут уничтожать объекты, летящие на высоте от 5 метров. Например, американский комплекс «Пэтриот» способен поражать цели на высоте не менее 60 метров. «Триумф» сможет уничтожить даже средства космического нападения, все от баллистических ракет до самолетов-разведчиков. При этом обстреляет одновременно до 10 целей! «Панцирь» обороняет от наземных и надводных угроз. А вместе они — надежная защита со всех сторон.

При этом по тревоге поднимутся и корабли военно-морской базы. Так что жители Новороссийска, как и всего побережья, могут спать спокойно — самолет противника вряд ли долетит до города.

— Что за шары расположены на горе Колдун? Такие же мы наблюдаем в Анапе. И никто толком не знает, что же это там такое?

— Шар — это обычное радиопрозрачное укрытие. Оно сделано для того, чтобы при усиленном ветре и ненастной погоде не нужно было убирать или сворачивать станции, сканирующие воздушное пространство вблизи нашей границы. Чем больше это оборудование будет защищено от внешних воздействий, тем лучше будет идти сигнал и легче обнаруживать воздушные цели. Эти станции нужны и для проведения по воздушному пространству своих самолетов, гражданской авиации.

По сути, станции первыми обнаружат потенциальную угрозу, а мы уже включимся в работу при приближении противника. По большому счету, мы — небесные пограничники, охраняем воздушную границу.

Промахнуться — нельзя!

— Огромный комплекс С-400, скорее всего, сложен в управлении?

— Боевой расчет — три человека, на предшествующей модели было пять. Хотя даже если в кабине машины будет сидеть один специалист, он справится. При этом в боевую готовность комплекс приводится за несколько минут. Все процессы — от обнаружения до захвата, сопровождения и уничтожения цели — автоматизированные. Здесь практически исключен человеческий фактор.

— Десантникам — море по колено, подводники обладают огромным терпением и выдержкой. А зенитчики — какие они?

— В 90-х годах была такая группа «Простой вариант». Вот их песня, которая выражает суть зенитчика:

«Нас не видно и не слышно,

не десант мы, не спецназ,

И немножечко обидно,

что никто не знает нас.

Но как только кто-то где-то

в наше небо забредет,

Ввысь взмывается ракета,

рвя на клочья небосвод».

Думаю, зенитчикам присущи природная скромность и в то же время осознание своей силы. Мы, в общем-то, прикрываем все войска, которые находятся на побережье. Противовоздушный бой — скоротечный, на полигоне мы воюем меньше минуты. Причем скорость движения ракет больше 2000 метров в секунду — это скорость цели. И нам нельзя промахнуться, второго шанса не будет.

Отмечу, что настоящий зенитчик — это высококвалифицированный инженер. Если с техникой случится какая-либо поломка, зенитчик должен знать, как ее в короткие сроки устранить. Во время боя к нему не приедет представитель завода, чтобы все привести в порядок.

При этом офицер должен быть подготовлен и к ведению общевой-скового боя. Это обязательный навык.

Характеризуя зенитчика, хочу привести в пример полковника Михаила Воронова. Он получил орден Красного Знамени за то, что 1 мая 1960 года сбил ракетой американский самолет-разведчик, которым управлял Гэри Пауэрс. Это произошло под Екатеринбургом. Михаил Романович — образец настоящего ракетчика! Кстати, живет он в Туапсе. Я ему звоню, поздравляю с днем ПВО. Он активен, интересуется жизнью, а ведь ему уже 100 лет!

Проверка на боеспособность

— В прошлом году у вашей части был юбилей — 80 лет. За плечами — богатая история. Вы гордитесь тем, что сейчас служите именно здесь?

— Наша войсковая часть сначала была истребительно-авиационным полком. Его сформировали 8 августа 1938 года. И до нынешнего дня его история — это пример для подражания и повод для гордости. В годы войны полк принимал участие в боях над Крымском, Крымским полуостровом, Брянском, Ленинградом. Лейтенант Прокурат, сбивший тараном немецкий самолет, служил в нашем полку. После войны произошло перевооружение полка, и с 1960-х годов он находится в Новороссийске.

Сейчас мы вносим свою лепту в славную историю нашей части. Как раз в прошлом году были на стрельбах на полигоне «Телемба» в Бурятии. Полк впервые стрелял на незнакомом полигоне. Вначале была переброска на дальнее расстояние, затем жизнь в полевых условиях в жестком климате, работа в горном рельефе, где нужно было поразить маловысотные, авиационные и баллистические цели. Незнакомый полигон — это хорошая проверка на боеспособность. И мы достойно себя показали. Все мишени системой С-400 были поражены. В 2016 и 2018 годах мы получили оценку «отлично» за стрельбу на полигонах.

— Служба в ракетных войсках тяжела?

— Думаю, как и в любых войсках. Мы постоянно несем боевое дежурство. Подразделения, которые не привлекаются к дежурству, выезжают на полигоны, проводят тренировки. Мы должны быть готовы к ведению боя, в кратчайшие сроки отразить агрессию с воздуха. Одна из задач, которые стоят перед нами, это уметь ввести в заблуждение вероятного противника.

— Существуют ли у вас традиции, когда военнослужащего принимают в зенитчики? Подводники, например, пьют морскую воду из плафона.

— А у нас катают новичков в транспортно-пусковом контейнере. После стрельбы его чуть-чуть приопускают, чтобы туда залез новоиспеченный зенитчик. А потом поднимают. Новобранцу надо успеть спуститься по контейнеру вниз. Но перед этим ритуалом желательно переодеться, потому что форма становится черной. Ведь внутри графитная смазка. Хотя сейчас уже гораздо реже эта традиция воплощается в жизнь, требования техники безопасности не позволяют.

— На какой установке вы начинали свою службу?

— На С-200. Она считается самой мощной и трудоемкой в заправке. Но комплекс тем и хорош, что даже сейчас, в современных условиях, ему невозможно поставить помеху.

 
Поделиться в социальных сетях:
Материалы по темам:

Новости партнеров