Самое чистое море … на Шесхарисе!

Жительница Новороссийска, научный сотрудник Наталия Березенко рассказала читателям «НР», что скрывает море.

На дне Цемесской бухты мир разнообразный и не менее удивительный, чем на суше. Правда, мало кто из нас его видит. А наша землячка Наталия Березенко лично обследовала морское дно с аквалангом и рассказала «НР» удивительные факты из подводного мира.

Наталия Спартаковна не просто дайвер, она — старший преподаватель кафедры «Техносферная безопасность на транспорте» Государственного морского университета имени адмирала Ф.Ф. Ушакова, автор двадцати очерков о водорослях новой редакции Красной книги Краснодарского края. В течение сорока лет она отслеживает биологическое состояние морской альгофлоры Черного моря, ищет новые виды и знает все, что происходит на дне.

— Наталия Спартаковна, так необычно видеть женщину, которая занимается научной деятельностью под водой. Кто вас увлек подводной темой?

— Почти сорок лет назад я пришла после университета на Новороссийскую морскую биологическую станцию имени В. М. Арнольди (сегодня это Новороссийский учебный научно-исследовательский морской биологический центр КубГУ), затем окончила школу легководолазов. Мне очень повезло, работая младшим научным сотрудником на биостанции и занимаясь макрофитобентосом, я стала ученицей великого учёного-альголога и удивительной души человека — Александры Архиповны Калугиной-Гутник. Она в этот период трудилась в Институте биологии южных морей в г. Севастополе. Это светило мирового уровня в области гидробиологии. Она и увлекла меня подводными красотами нашего моря, научила методам сбора и обработки собранной информации, а главное — определять водоросли под микроскопом, что достаточно сложно.

Вместе с ней мы очень много работали по Цемесской бухте и Суджукской лагуне. Сейчас мало кто помнит, что нашу лагуну рассматривали как перспективный водоем для выращивания агароносных водорослей, в частности, красной водоросли грацилярии как стратегического сырья для медицины (бактериологические питательные среды, источник витаминов и микроэлементов). Важной областью применения веществ типа агара, получаемых из водорослей, является и пищевая промышленность. Без них невозможно производство многих конфет, мармелада, желе, мороженого, джема. Водоросли-агароносы в наших морях насчитываются единицами. Например, у берегов нашей страны нет промысловых скоплений грацилярии. Японское и Чёрное моря являются северной границей распространения этого вида альгофлоры. Правда, эксперимент не получил продолжения, поскольку быстрое, массовое развитие зеленых нитчатых водорослей препятствовали росту грацилярии. Сейчас эту водоросль успешно выращивают у берегов Крыма.

 

  • фото: novorab.ru
  • — А правда, что в Черном море много водорослей, которые можно есть, и это очень полезно?

    — Это действительно так. Мой любимый учитель, Александра Архиповна, культивировала нашу цистозиру бородатую, не только, как йодосодержащую водоросль, используемую в послевоенные годы в медицинских целях для лечения щитовидной железы, но и как кладезь других очень полезных веществ. Учёные доказали, что бурые морские водоросли (ламинария, цистозира, костария, фукус), богаты белками, полисахаридами (пектины, альгинаты), витаминами (тиамин, рибофлавин, никотинамид, аскорбиновая кислота и др.), а также содержат большой перечень макро- и микроэлементов (йод, селен, железо, медь, цинк, кобальт). Всё это оказывает положительное воздействие на обмен веществ в организме, пищеварительную, кроветворную и иммунную системы, уменьшают накопление в клетках и тканях солей тяжелых металлов (свинца, ртути, кадмия), радионуклидов (цезия и стронция).

    Более того, я вам скажу — в Чёрном море нет ядовитых водорослей, а 10 видов можно употреблять в пищу. Вот, например, водоросли мелководья — зеленая ульва (морской салат) и красная порфира. Кодиум червеобразный (глубоководная темно-зеленого цвета водоросль) приятен на вкус, имеет запах свежего огурца. Эти водоросли можно смело использовать для салата, добавив немного растительного масла и лука — очень вкусно!

    В водорослях большое содержание микроэлементов, витаминов: Е (антиоксидант), А, РР, группы В (В1, В2, В3, В6, В9, В12) и витамин D. Однако следует знать, что собирать все съедобные водоросли можно только в чистых районах моря, не загрязненных канализационно-бытовыми, ливневыми стоками и другими загрязнителями воды!

    — Скажите, как себя чувствует Цемесская бухта, есть, к примеру, водоросли, которые исчезли или находятся на грани исчезновения?

    — В рамках подготовки очерков для новой Красной книги Краснодарского края я специально исследовала распространение водорослей у кавказского прибрежья моря — от Керченского пролива до реки Псоу. Один вид бурой водоросли, включенный в 2007 году в перечень Красной книги, я не нашла совсем — это гипоглоссум. Четыре вида водорослей, в том числе два вида цистозиры, уже включены в список водорослей, требующих особого внимания к их состоянию в природной среде. А все потому, что во многих местах эти виды находятся в угнетенном состоянии.

    К сожалению, начиная с конца 70-х годов прошлого века, в Черном море идет постепенное снижение видового разнообразия, особенно вблизи крупных портовых акваторий. На мой взгляд, это связано с интенсивным освоением прибрежной зоны моря для гидростроительства, дноуглублением, сбросом недостаточно очищенных сточных вод, а также захоронением грунтов в море. Мало, кто знает, что в районе мыса Дооб у нас есть санкционированная подводная свалка для дампинга грунта в море.

    — Я долгое время хотела узнать, чем опасен сброс грунта в море? Знаю, что контролирующие организации регулярно ловят суда, «пачкающие» море таким образом. Чем это чревато?

    — Опасен любой сброс грунта в море, но особенно илистые и глинистые грунты. Во-первых, при сбросе грунта образуется «мутьевое» облако из взвеси, которое разносится по течению на десятки метров в сторону от места дампинга. Во-вторых, выпадающая на дно масса грунта полностью перекрывает поверхность дна и под ней погибают все живые его обитатели: водоросли, моллюски, многощетинковые черви, являющиеся кормом для рыбы. В дальнейшем масса грунта размывается течениями, штормами, взвесь переносится и осаждается на прилегающих участках морского дна, наблюдается заиливание, что препятствует росту водорослей (на рыхлых грунтах их споры не прорастают) как места обитания, укрытия, нереста, формирования кормовой базы рыбы. Мы просто теряем эти участки моря! И даже со временем макроводоросли в местах сброса грунта в подводный отвал не восстанавливаются.

    — Дайверы рассказывают, что на морском дне очень много мусора. Что увидели вы?

    — Действительно, в местах массового отдыха неорганизованных туристов на дне встречаются стеклянные бутылки, обрывки швартовых канатов, битый кирпич, металл и даже спутанные рыболовные сети. А вот пластик, древесина, плавающий мусор штормами сначала выбрасывается на берег, а потом опять смывается в море.

  • — Наталия Спартаковна, знаю, что вы обследовали коллекторы для сброса канализационно-бытовых сточных вод с береговых очистных сооружений. В каком они состоянии?

    — Я обследовала состояние морской флоры на участке ближайшего к нам такого водовыпуска — район выхода городского канализационного коллектора за Алексино. Оголовок выпуска коллектора находится на глубине около 32 м и на значительном удалении от берега (2,2 км), где придонные течения всегда направлены в сторону открытого моря, чтобы исключить перенос загрязненных стоков в прибрежную часть моря.

    Оказалось, что в некоторых местах на трубе наблюдаются фонтанчики из сточной воды, которая отличается по цвету и солености. Вытекают хорошо заметные мутные струи, сочащиеся из небольших трещин и повреждений. Есть и отремонтированные участки трубы. Вероятно, повреждения образовались от якорей, хотя постановка на якорь в этом районе запрещена. Да, из городских очистных сооружений в море сбрасываются нормативно очищенные сточные воды, но это не значит, что они не поставляют в море абсолютно никаких загрязнений. Пусть в небольших, допустимых к сбросу количествах, но все же попадают в море азот- и фосфорсодержащие соединения, взвешенные вещества, органические загрязнители и многие другие.

    — Чем это опасно? Это влияет на подводный мир района Алексино?

    — Безусловно! Если в 1985-1991 годах в районе Алексино на глубине 12 метров росла филлофора (агаронос, красная водоросль, занесенная в Красные книги Краснодарского края и России), то в 2015 году на этой глубине я её не встретила! Поверхность дна перекрыта слоем рыхлых осадков, легко взмучиваемых движением руки.

    Слой аналогичных по консистенции осадков мною был обнаружен и в других местах выходов канализационно-бытовых стоков прибрежных городов кавказского побережья моря. Я считаю, что заиливание морского дна напрямую связано со сбросом большого количества взвешенных веществ различной природы в составе сточных вод очистных сооружений. В результате этого идет активное «морское опустынивание» дна, взвесь перекрывает твердые грунты — места обитания донных водорослей, уменьшает ширину пояса зарослей цистозиры — основного компонента самоочищения моря, но главное — снижает прозрачность вод, что отрицательно влияет на процессы фотосинтеза и насыщения моря кислородом.

    Бурые водоросли, являющиеся индикаторами чистоты морских вод, вытесняются из загрязненных бухт и портовых акваторий в районы открытого побережья. Видовое их разнообразие снижается. Так, в Новороссийской бухте уже не встречаются дазия, диктиота дихотомическая, стипокаулон, артрокладия, ломентария сдавленная, многие виды водорослей найдены только на входе в бухту.

    — Наталия Спартаковна, раз уж мы коснулись темы чистых вод, назовите самые чистые пляжи Новороссийска.

    — Сейчас самый чистый район Цемесской бухты — восточное побережье от мыса «Шесхарис» до Кабардинки и далее район мыса Дооб. Акватория у Мысхако, к сожалению, далеко не идеальна. За последние тридцать лет биомасса водорослей в поясе цистозиры здесь снизилась почти в два раза, а это показатель снижения самоочищающей способности морской воды.

    Чистый считается район кавказского прибрежья — это акватория, прилегающая к государственному природному заповеднику «Утриш». Это и понятно: район Утриша — особо охраняемая морская акватория, через которую даже транзитный проход судов запрещен. Относительно благополучным является район к югу от поселка Супсех, примерно до реки Сукко, а в юго-восточной части прибрежья — от бухты Геленджикской до Дивноморска.

    К сожалению, многие акватории, ранее считавшиеся чистыми районами моря, например, Дюрсо, Джанхот и другие, сегодня испытывают значительную антропогенную нагрузку с суши — это и неконтролируемая рекреация, и сброс неочищенных (зачастую именно в реки) или недостаточно очищенных хозяйственно-бытовых сточных вод, и замусоривание берегов малых рек, протекающих через населенные пункты и впадающих в море вблизи мест излюбленного отдыха жителей и гостей нашего региона.

    — Моя больная тема — это акватория у поселка Южная Озереевка. Особую тревогу вызывает район устья реки, в которую поступают неочищенные сточные воды от жизнедеятельности населения поселка и дачных кооперативов, можно сказать, что в реку и далее в море напрямую сбрасываются фекалии. Летом местные жители обходят этот район стороной, боятся купаться чтобы не получить инфекционные заболевания. Что вы увидели на морском дне в этом районе?

    — Вы сейчас будете удивлены, но в прибрежной зоне Озереевки вдоль берега пролегает довольно широкая полоса зарослей цистозиры. Здесь с глубины 0,5 м располагаются скальные гряды — место идеального произрастания этой бурой водоросли и ей сопутствующих видов, а это означает очень высокий уровень самоочищения воды! Водоросли, не просто водная растительность, а это «лёгкие» нашего моря, подобно наземной растительности. Еще один фактор, способствующий быстрому очищению моря, — это мощные вдольбереговые течения открытого побережья, которые очень быстро уносят загрязненные воды в сторону центральной части моря. Именно поэтому в таких районах открытого побережья высокая самоочищающая способность воды, здесь всегда намного чище. Но я бы рекомендовала всем отдыхающим в этом районе все-таки купаться подальше от устья речки, а контролирующим организациям — обратить на этот район особое внимание.

    — Скажите, есть ли какие открытия, новые виды макроводорослей, найденные у кавказского побережья в последние годы?

    — Всегда есть место открытиям! В 2005 году мои коллеги Н.А. Мильчакова (ИМБИ РАН, ранее ИнБЮМ, г. Севастополь) и В.Ф. Теюбова (НУНИМБЦ) обнаружили новый вид водорослей, ранее не встречающийся у кавказского побережья Чёрного моря — саргассум обыкновенный. Спустя восемь лет находка была подтверждена альгологом Д.Ф. Афанасьевым (ЮФУ, г. Ростов-н/Дон), который обнаружил эту водоросль у берегов полуострова Абрау, в акватории Утришского государственного заповедника, что намного севернее основного ареала вида. Это бурая водоросль порядка фукусовых, вероятно, была к нам занесена из Атлантики, где она имеет широкое распространение, поселяясь на скальном грунте. По мнению Афанасьева, это может быть связано с переносом отдельных ветвей и частей водоросли по ходу основного черноморского течения с юго-восточных районов моря, где вид был впервые обнаружен.

    Я хотела бы дополнить и пояснить, чем чревато появление новых видов в море. Сегодня известно достаточно много гидробионтов — вселенцев в черноморский бассейн (моллюски рапана, анадара, гребневик мнемиопсис, коралловая рыба-бабочка) — это инвазионные виды, вселение которых в наше море может существенно повлиять на жизнь аборигенных видов флоры и фауны, особенно когда новые виды являются «ключевыми видами» морских сообществ. Все мы помним плачевные последствия для рыбной отрасли вселения гребневика мнемиопсиса, когда потери рыбного промысла снизились на 40-50% или моллюска рапаны, «съевшего» устричные банки. В конечном итоге, появление новых видов приводит, как правило, к изменению биоразнообразия, структуры и функций морских экосистем, что в условиях повсеместного увеличения антропогенной нагрузки в черноморском бассейне особенно опасно. Даже если это вид — обитатель чистых районов моря, каким является саргассум обыкновенный. Его роль в акватории моря еще недостаточно ясна, вид находится под пристальным вниманием альгологов. Пользуясь случаем, я хочу напомнить нашему подрастающему поколению, что на моей кафедре «Техносферная безопасность на транспорте» ведется активная научно-исследовательская работа по морской экологии и экологической безопасности населения. Будущее Чёрного моря — такого привлекательно тёплого, уникального, с удивительной подводной жизнью зависит от каждого из нас. Помните, что когда ещё не было динозавров — морские водоросли уже существовали, сегодня, когда уже нет динозавров — водоросли существуют и обеспечивают наш приятный отдых и восстановление здоровья.

    В конце нашей беседы я хочу выразить глубокую признательность и благодарность моему первому научному коллективу — сотрудникам Новороссийской морской биологической станции и профессору кафедры геоэкологии и природопользования КубГУ, член-корреспонденту РАЕН, доктору биологических наук, замечательному ботанику и человеку Светлане Анатольевне Литвинской за конструктивную помощь и поддержку исследований, в становлении меня как учёного и преподавателя морского университета.

    Фото предоставлены Н.С.Березенко.

Поделиться в социальных сетях: