Дети падают? Взрослые не на высоте

Незакрытые стройки, гаражи и долгострои остаются реальной опасностью для детей и подростков.

Прогулка по крыше закончилась больницей

Врачи борются за спасение жизни школьника, упавшего с крыши гаража на улице Вербовой, 13. Случилась трагедия теплым субботним днем, 14 октября. Стайка детишек гуляла в районе гаражей в четырнадцатом микрорайоне. Как упал третьеклассник, при каких обстоятельствах, что предшествовало ЧП — разбирает следствие. Известно, что в 15.22 на новороссийскую Станцию скорой медицинской помощи поступило сообщение о падении ребенка с крыши гаража. Предположительно, медиков вызвал друг упавшего, мальчик по имени Юрий, он и дождался приезда «скорой».

— Когда бригада выехала на место, увидели ребенка, лежащего на бетоне, в тяжелейшем состоянии, без сознания, у него зафиксировали сочетанные травмы — черепно-мозговую, травму живота, перелом таза, плеча. Сначала мальчика доставили в первую городскую больницу, а потом перевезли спасать в Краснодар, он в коме, — рассказала главный врач Станции скорой медицинской помощи Светлана Андреева.

Состояние этого ребенка тяжелейшее. За его жизнь нужно всем молиться. Эта трагическая история не могла не задеть корреспондента газеты в первую очередь потому, что я сама мать. А, во-вторых, еще и потому, что именно десятью минутами раньше, этим же субботним днем, лично я гоняла здесь школьников, пытавшихся спрыгнуть с крыши заброшенного здания, где когда-то проходил техосмотр, в 14-м микрорайоне, то есть через дорогу от Вербовой. Я отъезжала на автомобиле от детского батутного центра, расположенного по улице Хворостянского, когда увидела несколько ребят на крыше этого здания. Один мальчик пытался спрыгнуть вниз, хотя там высота была не менее трех-четырех метров. Я остановила авто и крикнула, что вызову полицию, школьники в страхе ретировались. Возмущаясь в машине и обсуждая увиденное со своими детьми, я размышляла, сколько лет тому балбесу, который хотел спрыгнуть с крыши. Мне показалось, что он, как мой сын, — третьеклассник... Каково же было мое состояние, когда сутками позже я узнала, что именно третьеклассник упал с крыши гаража на улице Вербовой!

Может, сорвался вниз совсем другой мальчишка, но это не меняет ситуации: в городе полно объектов, опасных для наших детей.

На Вербовой все открыто!

В первую очередь я приехала по адресу, где стряслась беда. Хотела узнать: действительно ли гаражи доступны для детей? Вот что я увидела. Калитка, ведущая в гаражный кооператив, открыта: заходи и лазай, где хочешь! С другой стороны выйти на крышу гаража можно, перемахнув через сварное металлическое ограждение высотой полметра. Выходит, даже после трагедии с мальчиком гаражи остаются в свободном доступе для детей. Никто здесь не установил охраны, не закрыл калитку, не переварил ограждение.

Ловушки притаились в траве

Обследовала я и второй адрес, где заметила и прогнала группу школьников, гуляющих по крыше. Это заброшенные сооружения на улице Хворостянского. Вся территория внушает ужас. Окна в одно- и многоэтажных строениях, выходящих фасадом на улицу, выбиты, я легко проникла внутрь, подтянувшись на подоконнике. Также можно попасть на территорию, согнувшись и нырнув под ворота (это сделал мой сын, которого я привлекла как эксперта). Внутри зданий ничего интересного — стекла, мусор, проваленный местами пол. Со двора просто попасть на крышу этих домов. Самое страшное, на мой взгляд, — перед фасадом ряд (я насчитала пять) бетонированных штолен, скорее всего канализационных, глубиной три-четыре метра. Они открыты, и упасть туда, не заметив их в траве, проще простого. При падении страшные травмы гарантированы. Мысль, что мальчишка, которого я прогнала, мог, прыгнув вниз, попасть в эти штольни, привела меня в ужас.

Недостроенный госпиталь манит подростков

Самый притягательный адрес для детишек, любящих прогуляться по долгостроям, — это неохраняемый заброшенный госпиталь выше улицы Камской. Все видели это мрачное сооружение на одном из «бугров» города, но мало кто представляет, какому риску подвергаются дети и подростки, оказывающиеся любопытства ради на этом долгострое.

А я попала сюда вместе со спортсменами из клуба экстремальных видов спорта, вооруженными страховкой. Вот что я увидела: лестничные пролеты без ограждений до самой крыши (а здесь семь этажей), арматура, торчащая из пола, проваливающиеся от удара ботинком бетонные перекрытия. При ветре сквозь выбитые окна госпиталя дует так сильно, что запросто может сдуть с лестничных пролетов. В такую погоду я передвигалась по лестницам, полусидя на корточках.

Если бы вы провели в этом месте пару часов, как я, то увидели бы, кто и зачем приходит сюда.

Иной раз подростки просто совершают экскурсию: я заметила стайку девчушек в возрасте шестнадцати-семнадцати лет. Они бродили по этажам, рассматривая граффити: госпиталь — площадка для самовыражения многих местных художников, здесь можно увидеть еще те настенные шедевры. А летом тут был слет иногородних художников, каждый оставил свой автограф на стене.

В госпитале тренируются пейнтболисты и страйкболисты, скалолазы, роупджамперы и канатоходцы, здесь разыгрываются квесты. Ночью госпиталь превращается в площадку для любителей ужаса: сюда съезжаются желающие хапнуть адреналина. Чем это иногда заканчивается, мне рассказала та же Светлана Андреева, главврач Станции скорой медицинской помощи.

18 июля этого года в 01.24 вызвали бригаду на заброшенный госпиталь. По приезду медики обнаружили на первом этаже долгостроя пятнадцатилетнего подростка с черепно-мозговой травмой и переломом руки. Он находился, слава богу, в сознании, но постеснялся рассказывать, что же произошло. Медикам стало понятно и без слов, что пострадавший сорвался с лестничного пролета (у «детишек» был ночной квест).

Что сказали в полиции:
— Рейдовые мероприятия совместно с городской администрацией по исполнению так называемого детского закона № 1539 у нас проходят каждый день, и в дневное, и в вечернее время, — комментирует начальник отдела по делам несовершеннолетних УВД по г. Новороссийску Ирина Пульная. — Стараемся осматривать все потенциально опасные для детских жизней строительные объекты, в том числе регулярно патрулируем и заброшенный военный госпиталь. Но без помощи родителей мы никак не обойдемся. Именно мамы и папы должны обеспечить занятость ребенку 24 часа в сутки, чтобы ему некогда было посещать заброшенные стройки и подвергать свое здоровье таким рискам.

Установка «не пущать» здесь не работает

— Мы нередко видим на госпитале детей в возрасте от 12 до 17 лет, — рассказывает руководитель клуба экстремальных видов спорта «Extreme street» Максим Кучеров. — Чаще всего они просто гуляют, кирпичи сверху бросают, ходят по парапету на самой крыше. А однажды заметили подростка, который сел на окно на верхнем этаже и свесил ноги. Таких непредсказуемых гостей мы сразу же отсюда выдворяем. Хорошо, что хоть полиция проверяет этот объект, гоняет молодежь.

— Но не нужно закрывать доступ в госпиталь для тех, кто занимается спортом, — продолжает Кучеров. — Для решения проблемы отчаянных мальчишек необходимо привлекать к спорту, давать им инструктора. Когда тренируешься, появляется понимание, куда можно лезть, а куда не стоит. Когда я начал заниматься экстремальными видами спорта, увлек этим и своего младшего брата. Пусть он лучше будет со мной и со страховкой, чем остается без присмотра.

— Таким образом подростки узнают себя, это одна из стадий социализации. И установка «не пущать» здесь не работает, — считает руководитель медико-социального психолого-педагогического центра «Диалог» Светлана Гузева. — Многие познают жизнь собственным травматичным опытом, у ребенка, у которого до определенного возраста отсутствует страх смерти, должен быть рядом авторитетный взрослый. Он объяснит: здесь опасно, а здесь нет.

Будут долгострои — будет и «естественный отбор»

— Я все детство лазил по стройкам, хотя родители мне и запрещали это делать, — рассказывает спасатель новороссийского аварийно-спасательного отряда Александр Потапов. — Не остановило меня и товарищей даже происшествие с одним мальчиком, упавшим в лифтовую шахту и погибшим от травм. Я скажу честно, жестко и прямо: это естественный отбор. В любом варианте в подобных трагедиях в первую очередь вина родителя, который не научил ребенка, не удержал его дома за книгой. Другое дело, что нужно учить детей технике безопасности. Вот, к примеру, мы приходим в городские школы и рассказываем ребятам, как надо себя вести в разных жизненных ситуациях.

Если бы я был мэром города, я бы недостроенный госпиталь снес, загнав бульдозер, — продолжает мой собеседник. — Даже если там будет куча строительного мусора, это наилучший вариант. Потому что с этой кучи никто не упадет и не разобьется. Проще один раз заплатить бульдозеристу, чем потом хоронить детей.

Пока же судьба госпиталя и других долгостроев остаётся нерешенной. Напомню: еще десять лет назад велись разговоры о том, что военный госпиталь будут достраивать, но время прошло, и так ничего и не изменилось. Хотя количество опасных объектов в Новороссийске уменьшилось: несколько лет назад снесли любимый объект экстремалов — развалины ресторана «На семи ветрах», лишился статуса долгостроя учебный корпус морской академии на проспекте Ленина, его скоро сдадут в эксплуатацию.

Уважаемые читатели! Вас затронула тема? У вас есть особое мнение? Присылайте отклики автору статьи на почту: ananieva2004@rambler.ru. Также высказать свое мнение можно по телефону редакции: 61-41-05.
Поделиться в социальных сетях: