21.12.18 г. 11:31
Кто купит квартиру первого русского ремюера?

Дом, в котором жили первый русский ремюер и дегоржер, планируют продать с молотка в будущем году. Первоначальная стоимость здания постройки конца XIX века и небольшого участка земли в Абрау-Дюрсо — 5 миллионов рублей.

Панорама озера на открытке начала ХХ века стала визитной карточкой Абрау-Дюрсо. Сегодня за такой вид не жалко заплатить миллионы.
— Скорее всего, этот дом построен в 1895 году, — рассказывает хранитель исторического архива Абрау-Дюрсо Елена Петрова.
— Скорее всего, этот дом построен в 1895 году, — рассказывает хранитель исторического архива Абрау-Дюрсо Елена Петрова.
— Скорее всего, этот дом построен в 1895 году, — рассказывает хранитель исторического архива Абрау-Дюрсо Елена Петрова.

Казарму для подвальных рабочих строили на века

Этот дом хорошо знаком всем, кто хоть раз бывал в Абрау-Дюрсо. Стоит, гуляя у озера, поднять голову и посмотреть на гору, прямо над входом в тоннель, над обрывом, видишь его. Правда, сейчас и не догадаться, что это историческая реликвия. Дом давно в аварийном состоянии, и, чтобы скрыть его непривлекательную внешность от туристов, гостевой фасад затянули огромным плакатом. Как в сказке про Буратино. Но если «сунуть нос» в «холст с нарисованным очагом», откроется любопытная история «казармы для подвальных рабочих», каковым этот дом и является. Его неофициальное, но давно и прочно закрепившееся имя — Дом шампанистов.

По узкому тротуару от музейного комплекса завода шампанских вин мы поднимаемся в гору вместе с Еленой Васильевной Петровой, хранителем исторического архива Абрау-Дюрсо. Двухэтажное здание, сложенное из местного камня, выглядит прочным, но сильно запущенным. Вместо окон и дверей здесь давно толстые решетки, кровли над половиной здания нет — сгорела еще в прошлом веке. Заглядываем через решетки внутрь. Видны следы многочисленных перестроек, «наскальные рисунки» и кучи мусора. Оригинальными здесь остались разве что внешние стены и межкомнатные капитальные перегородки. Зато какой отсюда вид на озеро! Конечно, его «перебивают» зеленые заводские крыши внизу, а вот со второго этажа озеро, скорее всего, как на ладони, и ничто не мешает любоваться окрестностями. Только за это миллионы заплатить не жалко!

— Предположительно, — рассказывает Елена Васильевна, — этот дом построен в 1895 году. Хотя есть две даты. В дореволюционной описи дата указана — 1907, а в описи 1926 года — 1895 год. Мы склоняемся именно к последней, ведь все строения так называемой «новой усадьбы» на горе были возведены именно в 1892-1895 годах. У нас есть опись, полученная в Санкт-Петербургском российском государственно-историческом архиве, 115-й фонд, о том, кто этот дом построил, сколько в нем было квартир, кто тут проживал.

Интересно посмотреть, в каких условиях жили простые рабочие при царе. Что за мастера работали на заводе, если специально для них в пяти минутах ходьбы от рабочего места был построен добротный каменный дом?

По описанию, здесь было 11 помещений — 9 квартир, общая гостиная и кухня. Учитывая, что вся площадь Дома шампанистов 460,6 кв. м, на каждую семью приходилось чуть меньше 40 «квадратов», вполне себе сегодняшняя однокомнатная квартира. Правда, туалетов в доме точно не было, была выгребная яма во дворе, но светом и водой жильцов обеспечили.

В архивах найдены документы с фамилиями рабочих, которые жили в доме № 13 (сегодня это улица Промышленная, дом № 15, — прим. авт.). Среди них два знаменитых мастера — Фокасьев и Доброштан. В исторической справке, предоставленной редакции Еленой Петровой, о них сказано следующее: «В становлении советского шампанского важную роль сыграли двое мастеров, трудившихся в хозяйстве еще с царских времен, — А. Н. Фокасьев и А.С. Доброштан.

А. Н. Фокасьев с 1898 года был в хозяйстве разнорабочим. Кроме общительности и способности к языкам, которые помогли ему сблизиться с некоторыми французскими мастерами, его отличал безусловный талант дегустатора, что позволило ему освоить профессию дегоржера.

Другой мастер, А.С. Доброштан, поступил на работу в хозяйство четырьмя годами позже и стал первым русским ремюером. Оба они занимались обучением молодых рабочих и мастеров».

«Визитная карточка» над обрывом

Дом стоит буквально в метре от обрыва. По самому краю установлен забор, но подходить к краю все равно страшно.

— Сложно представить, что строительство проходило в таких рискованных условиях, — соглашается Елена Васильевна. — Конечно, он не строился над обрывом.

Официальная история выглядит так: «В 1913 году уделы принимают решение значительно расширить подвал шампанского, так как с увеличившимся тиражом не хватало тоннелей для размещения шампанского.

Все помещения буквально были битком набиты шампанским. В подвалах к этому времени, не считая тиражного, находилось 896 240 бутылок и 102 055 полубутылок готового шампанского, а в 1914 году — 1 244 585 бутылок и 124 855 полубутылок, бочкового вина — 75 685 ведер.

Рядом с существующими зданиями и тоннелями делается откос для будущих тоннелей и роется котлован для зданий. Намеченные работы по расширению шампанского подвала предполагалось закончить в следующем 1914 году.

Вспыхнувшая в 1914 году Первая мировая война помешала осуществить это начинание, работы прекратились. Каждый год постройка откладывалась на следующий год, проектировавший строительство техник имения Бобынин ушел на войну. Недостаток рабочих, невозможность приобрести необходимые строительные материалы с каждым годом чувствовались все острее и острее. В 1916 году обнаружилась необходимость предохранить устроенный откос от обвала, что грозил дому № 13, расположенному над откосом и выемкой. Из Москвы был прислан инженер Лунин, который осмотрел произведенные земляные работы и наметил необходимые мероприятия по укреплению откоса от обвала. Одновременно Лунин совместно с управляющим Келлером и виноделом-шампанистом Дравиньи рассмотрели составленный техником Бобыниным проект. Он был несколько изменен в связи с тем, что решили строить одно здание без тоннелей, которые предполагалось возвести впоследствии.

Считалось, что при благоприятных условиях постройку можно закончить к весне 1918 года, но дальнейшие события отдалили этот момент, и намеченные работы так и не были осуществлены».

Во время войны, с августа 1942 по сентябрь 43-го, Абрау находился в оккупации, и практически все строения были разрушены либо наполовину, либо полностью, например как дом винодела Виктора Дровиньи. Елена Васильевна предполагает, что и Дом шампанистов был отчасти разрушен. В советский период все восстановили, там были квартиры для служащих. Потом дом признали аварийным — на стенах хорошо видны маяки, по которым отслеживали, расширяются ли трещины на внешних стенах. Его расселили где-то в 1985 году. В доме обосновались бомжи, из-за них случился большой пожар. Входы-выходы после этого перекрыли, но никакого ремонта или консервации здания не было.

Новому хозяину придется нелегко

Вот такое историческое место включили в Прогнозный план приватизации в Новороссийске на 2019 год. Если список, в который вошел Дом шампанистов, будет утвержден городской Думой, объект выставят на аукционные торги. Как уже писал «НР», здание с земельным участком в 15 соток будет выставлено на продажу с обременением — как памятник истории и архитектуры. Покупателю, если таковой найдется, придется соблюсти целый ряд условий. Обычно при продаже памятников оговаривается, что внешний вид должен соответствовать историческому. То есть, грубо говоря, возвести на старом фундаменте многоэтажную гостиницу, скорее всего, запретят. Вероятно, потребуются дополнительные изыскания о возможности проведения строительных работ, ведь здание находится непосредственно над тоннелями, которые активно эксплуатируются и которым уже больше 70 лет.

За сколько удастся продать историческое здание, которое находится сегодня в плачевном состоянии, — покажет время. И если оно найдет хорошего хозяина и станет еще одной визитной карточкой Абрау — всем от этого будет только лучше.


Елена КАЛАШНИКОВА.

 

Ремюер — мастер, который отвечает за процесс ремюажа. В ходе этого процесса ремюер ежедневно осматривает каждую бутылку с шампанским в процессе его созревания, слегка встряхивает и поворачивает. Таким образом добивается постепенного стекания осадка.

Дегоржер — человек, который откупоривает бутылки специальным образом, чтобы избавиться от осадка, который находится на горлышке бутылки).
 

 
Просмотров: 960

Новости
18.02.19
Мошенник назвал себя полицейским и предложил «отмазать» виновного родственника.
18.02.19
Новороссийский зерновой терминал продан ВТБ. Стала известна и сумма сделки — предположительно около 10 млрд рублей.
18.02.19
В СМИ появилась информация о том, что круизная линия лайнера «Князь Владимир» теперь пройдет через Сухум. Корреспондент «НР» выяснила, правда ли, что скоро можно будет добраться до Абхазии морем?
18.02.19
В понедельник, 18 февраля, в наш город прибыли иконы с частичками святых мощей особо почитаемого русским народом Николая чудотворца и любимым греческим святым Спиридоном Тримифунтским, а также частица Креста Господня 
18.02.19
Управление Роспотребнадзора по Краснодарскому краю проконсультирует любого новороссийца по всем вопросам, касающимся гриппа и ОРВИ, по бесплатным телефонам горячих линий 8 (861) 210-58-14 и 8 (861) 210-58-08
18.02.19
Партия зараженного груза была обнаружена госинспекторами Россельхознадзора и отправлена в Турцию.















Copyright © ООО "Издательство "Новороссийский рабочий", 2014. Все права защищены. При использовании информации ссылка (для электронных ресурсов – активная) на источник обязательна. Использование фотоматериалов разрешается только с письменного разрешения редакции.

Разработка: spellsystems
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
Яндекс.Метрика
Учредитель сайта — ООО «Издательство «Новороссийский рабочий»
Главный редактор – Бурлаков Владимир Михайлович.
Фактический адрес: г. Новороссийск, ул. Грибоедова, 16
Приёмная: (8617) 61-41-05, info@novorab.ru
Отдел рекламы: (8617) 61-43-40, reklama@novorab.ru