28.06.18 г. 06:54
Остаться в живых!

Корреспонденты «НР» Лиана Гиль и Ольга Жук прошли курсы экстремальной журналистики «Бастион».

На полигоне Дубровичи, что в Рязанской области, семь дней мы учились думать головой и грамотно уходить от опасности, сохраняя свою жизнь и здоровье в кризисных ситуациях. Неважно, куда тебя отправили работать — в горячую точку, на место чрезвычайных ситуаций или массовых беспорядков. «Думай! Думай! Думай!» — кричит над ухом Доктор Зло, когда вокруг раздаются взрывы и выстрелы, а перед тобой лежит товарищ, условно истекающий кровью. И, пожалуй, это самое главное правило, которое мы вынесли с обучения.

Здравствуй, армия!

Впервые в жизни мы ехали зная куда, но, не имея ни малейших подробностей о том, где и как проведем ближайшую неделю. Это был определенный психологический дискомфорт, ведь за последние годы сформировалась устойчивая привычка знать, в каких условиях будешь жить на отдыхе или в командировке.

— А душ там хоть будет? — задавали мы вопросы организаторам курсов перед поездкой.

— Душ будет, а остальное увидите по прибытии на полигон! — как-то радостно отвечал мужчина на том конце провода. Воображение рисовало мрачные картины — холод, комары, полевые условия быта в палатках и полевая же кухня. Однако на деле современные полевые лагеря значительно шагнули вперед.

 

Нас поселили в утепленных палатках, рассчитанных на 8 человек. Добротные кровати, электрическое освещение, блок для зарядки телефонов и даже тепловые пушки — все это предусмотрено. Палатка с туалетами и душевыми была в другом конце лагеря, но это были такие мелочи по сравнению с тем, что нас ждало на обучении. В конце курсов мы невероятно радовались, что в лагере есть горячая вода и прачечная, потому что килограммы песка из одежды после того, как мы побывали «заложниками», смогла бы удалить только хорошая стиральная машинка.

Кухня оказалась большой и просторной, а кормили там не хуже, чем у мамы. Вкусно, сытно и при этом выдавали в упаковках сок или кефир.

Наш распорядок дня походил на армейский. Подъем в 6.30 и зарядка. И это было самым трудным физическим и психологическим испытанием для меня.

— В последние лет 20 я не бегала даже 15 метров за маршруткой на остановке, а тут нужно было пробежать с утра почти километр! Конечно, я приплеталась как загнанная лошадь самой последней. Кажется, от стыда краснели даже волосы. А мой взвод в ожидании меня отжимался — это было своеобразное наказание. Но что удивило, в первый же день, один из парней схватил за руку, подсказывая, как надо дышать. На второй день другой парень подталкивал в спину почти всю дистанцию. И так — день за днем. Вот таким образом с горем пополам я и преодолевала утренние пробежки. Меня поразило, что люди, которых вчера я еще не знала, помогают и переживают за меня. Такого чувства локтя и плеча давно уже не ощущала.

Дальнейший распорядок дня был насыщенным настолько, что мы стали иначе ценить время. О, у нас 20 минут свободного времени! Можно принять душ, привести себя в порядок и даже полежать 3 минуты на кровати, потому что ноги страшно гудят от напряжения и усталости. Об Интернете и всевозможных мессенджерах мы даже не вспоминали, хотя до этого казалось, что жизнь без них невозможна.

Доктор Зло и жгут

Доктор Зло — так исторически называют курсанты всех потоков преподавателя Артема Катулина, который работает в Академии первой помощи. Он-то и учил нас оказывать первую медицинскую помощь. Прозвище свое получил не зря, проверять и закреплять у курсантов приобретенные навыки Доктор Зло любит весьма экстремальным способом. Так сказать, на грани добра и зла.

Именно так закончилась одна из очередных зарядок. За спиной раздаются взрывы. Мы как по команде падаем в сторону от взрыва и расползаемся в безопасной зоне. Вокруг раздаются взрывы, дым такой, что впору надеть противогаз. Доктор Зло дает команды: «Правая нога оторвана! Быстрее оказывай помощь! Думай, думай, думай! Вставать нельзя, вокруг стреляют!»

Жгут мы всегда носили с собой, даже в душ, потому что никогда не знаешь, где тебя застанет очередной «бой». И весело шутили, что теперь и на работе без жгута ходить не сможем. И вот лежим на земле, перетягиваем жгутом ноги раненым, кашляя от дыма, накладываем повязки, преподаватели поливают нас искусственной кровью из опрыскивателей.

 

Еще интереснее было занятие по отработке действий под обстрелом в лесу. Перед этим нам всем выдали бронежилеты и каски. Облачиться в амуницию помогали солдаты, самим это сделать с первого раза сложно. Весит экипировка немало, около 10 кг, двигаться в ней неудобно. Но зато она может защитить корреспондента в горячей точке.

В обмундировании нас сначала отправили на «обкатку» под БМД. Звучит страшно: нужно было забраться в маленький окоп, над которым проезжает огромная махина, весом в 10 тонн. Однако на деле не так страшен черт, как его малюют. Грохот и пыль, осыпающаяся сверху, вызвали хороший прилив адреналина, к которому мы уже привыкли за эти дни, но не страха! Мы веселились и шутили, как говорится, вошли во вкус. Постоянное присутствие некоторой опасности было даже приятно.

После этого нас погрузили в военные грузовики, которые отправились в лес. Конечно, о том, что сейчас мы попадем под обстрел, никто не предупредил. Метров через 300 раздались взрывы и выстрелы справа от машины. Один за другим выпрыгиваем из машины. Почему в кино у солдат это получается легко и просто, не знаю. На деле в тяжелом бронежилете выпрыгивать как-то страшно, да и опасно. По крайней мере, девушкам. Антонина из нашего взвода повредила колено, неудачно приземлившись. Правда, Доктор Зло на следующий вечер откачал ей собравшуюся жидкость, и она снова встала в строй.

А мы скатываемся в канаву, чтобы укрыться от пуль и взрывов. Нужно быть предельно внимательными, в лесу могут оказаться мины и растяжки.

И тут преподаватель подходит к самому крупному в нашей группе парню и говорит, что он ранен в ногу. Уже не теряемся, все по отработанной схеме — жгут, повязка. Но расслабляться рано, теперь «раненого» нужно погрузить в машину. Чтобы закинуть его в грузовик, пришлось напрячься всей группе.

— Ой, больно! Осторожнее, моя нога! — весело хохочет «раненый», вошедший в роль, а мы усердно потеем и пыхтим, пытаясь поднять его в кузов. Получилось! Все тяжело дышат. Автомобиль движется дальше, а мы пристально вглядываемся в лес, по обе стороны движения. Нам нужно заранее заметить, где расположилась засада, чтобы вовремя выпрыгнуть и спрятаться с противоположной стороны. И опа! Получилось, мы вычислили противника и... все повторяется снова и снова.

С мешком на голове по грудь в воде

После занятия нас погрузили в «Уралы» и повезли на полевой обед. Но закрались смутные сомнения, возникло предчувствие, что сейчас будет захват. Все эти дни мы знали, что захват «заложников» состоится, ожидали его со страхом и любопытством. Это самое сложное испытание на курсах. Потому что «террористы» — люди из отряда особого назначения, дядьки серьезные. Как говорили «по секрету» преподаватели, миндальничать с нами не будут. Как оказалось, не шутили.

По дороге грузовики неожиданно остановились. Дверь раскрылась, нам бросили дымовую шашку, дышать стало нечем. Тут же раздались грубые крики, перемежаемые крепкими выражениями:

— Всем на пол, голову не поднимать, руки за голову!

Как-то стало не до шуток, за попытки разговора получали удар в бок. Над головами звучали выстрелы, они хоть и были холостыми, но в ушах зазвенело. По одному нас выволакивали из машины, надевали мешок на голову, а руки стягивали пластиковыми браслетами. Запястьям было больно, инстинктивно хотелось стащить мешок и глотнуть свежий воздух. Кого-то связывали парами, кто бежал один.

 

— Меня связали в паре с Димой, в руку впился пластик, — вспоминает моя коллега Оля Жук. — Каждое движение отдавалось режущей болью. Чтобы как-то уменьшить ее, мы интуитивно начали двигаться в одном темпе. Особенно тяжело было ползти по грязи и идти по воде, так как мой напарник был выше и сильнее меня. Получалось, что он меня тащил. Пожалуй, самый шоковый момент наступил, когда нас потащили по воде. На улице было +9 градусов, температура воды еще ниже. Мы, разгоряченные бегом, зашли в воду, причем довольно глубоко. Я погрузилась почти по самую шею, стало страшно. Знаю, что некоторым участникам досталось еще больше — их с головой окунали в мутную илистую жижу.

Однако холода я не чувствовала. В голове пульсировала одна мысль — дойти до конца. Чуть не застрявший в иле кроссовок был мелочью, как и комары, которые впоследствии искусали всю оголившуюся спину — согнать их не было возможности, — поделилась Ольга.

Добежать до лагеря террористов удалось не всем, кто-то не выдерживал нагрузки: заставляли бежать, ползти, стоять на коленях — этими командами намеренно сбивали дыхание. Да и дышать было нечем, воздуха в мешке предательски не хватало. Кому-то стало плохо, кого-то вырвало, кто-то останавливался и говорил, что дальше идти не может — таких «пускали в расход». Для них игра заканчивалась, а мы продолжали бежать дальше.

Большинству все-таки удалось дойти до лагеря, где нас ждал допрос. Некоторых допрашивали с ножом у горла, и оружие было не бутафорским. Когда услышали заветное: «Расстрелять!», облегченно выдохнули. Мы прошли испытание до конца. По одному подходили ребята на пункт сбора. Кто-то из девчонок со слезами на глазах — испытание далось нелегко, парни их успокаивали.

Потом, трясясь от холода, сфотографировались с нашими «захватчиками». Снова послышались шутки, громкий смех: этим мы как будто сбрасывали насилие, которое пришлось на себе испытать.

Один раненый минус четыре здоровых

Последний день обучения не предвещал беды. Начался, как и положено, с зарядки. Подозрительным было лишь то, что собралось все руководство курсов. «Ну мало ли, сегодня вручение сертификатов», — успокаивали мы себя. Но не тут-то было. После пробежки в лесу снова раздались взрывы, на нас стремительно надвигались бойцы в масках. «О, боже, нет!» — но это был повторный захват.

Снова взрывы, выстрелы, крики, мешок на голову и наручники. Однако в этот раз в момент скрепления наручников, мы напрягли руки. В итоге наручники легли не так плотно, как в прошлый раз. Так учил нас на лекции писатель и журналист Николай Иванов, который провел в плену четыре месяца. Его рассказ о том, как надо вести себя, надолго останется в памяти.

 

И снова тяжелая дистанция по лесу, сквозь кустарники и, конечно, воду. Но теперь захват переносился легче. Может оттого, что мы знали, что нам предстоит. Если в прошлый раз в какие-то моменты появлялась паника, то сейчас голова была ясной. Была лишь одна цель — дойти до конца.

— Но в какой-то момент у меня возникло чувство бессилия, — делится Ольга Жук. — Захотелось плакать и к маме, но представила, что сейчас потекут слезы, тушь размажется и все это будет в мешке, который не дает дышать. Сразу волевым усилием заставила себя успокоиться.

Когда с нас сняли мешки, показалось, что мы в пустыне. Нас привезли на песчаный карьер невообразимой красоты. Но полюбоваться красотами не дали и минуты. Перед нами лежал окровавленный манекен, которому нужно было оказать медицинскую помощь.

Четыре добровольца принялись за дело, опять же под звуки выстрелов и взрывы дымовых шашек. Но и на этом наши испытания не закончились. Нас разбили по пятеркам, назначив одного раненого. Нужно было оказать ему помощь, а потом на носилках нести по ухабистой дороге, крутому берегу и воде. Носилок было только двое. Кому не досталось, нужно было соорудить носилки из палок и курток. Так вышло, что пятерка, в которой находилась я, состояла только из девушек. Мы быстро сделали носилки из дождевика и куртки. Уложили раненую, перевязали и понесли. Нести было невыносимо тяжело. Руки немели, ноги утопали в песке, спина ныла. Если бы не двое мужчин из числа организаторов курсов, то до конца бы мы вряд ли дошагали. Особенно тяжело было спускать и поднимать раненую по крутому берегу. Силы были на исходе.

А впереди — узкий и неглубокий окоп, который нужно проползти под массивным обстрелом. Чуть-чуть пытаешься схалявить, грозный окрик заставляет пригнуть голову и опустить ниже зад. Кое-как мы все доползли до конца — грязные, уставшие, мокрые и притихшие. «Обучение окончено, зачет сдан!» — услышали долгожданные слова и, вздохнув, побрели до машин.

Послесловие

Психолог из Антитеррористического центра Алексей Захаров, читавший нам не одну захватывающую лекцию, сказал очень важные слова. Смысл в том, что если вы начинаете себя уговаривать: «Я сильный, у меня все получится, я все смогу и преодолею!», значит, ваши ресурсы на исходе. Нужно собираться и уезжать. Нельзя себя заставлять работать, когда сил на это уже нет. Результат будет плачевным.

 

На «Бастионе», прослушав лекторов и пройдя все заготовленные испытания, нам дали четко понять: в кризисных ситуациях нужно уметь грамотно рассчитывать свои силы, быть внимательным и осторожным, никакое редакционное задание не может быть важнее твоего здоровья и жизни. От того, насколько ты будешь профессионален, зависит и твоя безопасность, а зачастую и безопасность тех, кто рядом с тобой.

А еще это были курсы о простых человеческих отношениях. Не на словах, а на деле мы узнали, что рядом всегда есть люди, готовые в трудную минуту протянуть руку помощи. Увидели, как на тяжелых испытаниях сильные с виду парни сдаются, а слабые девчонки идут до конца. Поняли, что если тебе что-то не под силу, нужно просить о помощи, и ты всегда ее получишь. А это тоже преодоление себя.


Лиана ГИЛЬ.
Фото Ольги Жук и военных фотокоров других изданий.

 
Просмотров: 3531

Новости
25.09.18
26 сентября 2018 года, с 16-00 до 22-00 часов, в целях обеспечения безопасности дорожного движения во время проведения футбольного матча, будет осуществлено перекрытие движения всех видов транспорта (кроме общественного) на следующих участках улично-дорожной сети города:
24.09.18
В Центральной городской библиотеке им. Э. Баллиона прошла презентация юбилейного, 50-го номера литературно-исторического морского журнала «Одиссей».
24.09.18
Решением президиума Российской академии художеств руководитель Новороссийского отделения Творческого Союза художников России Николай Джанян отмечен наградой РАХ «За вклад в развитие современного изобразительного искусства и создание в 2015-2017 годах серии живописных работ на тему «Жизнь кавказских народов».
24.09.18
Герою Советского Союза, летчику 7-го авиационного истребительного полка Военно-воздушных сил Черноморского флота Леониду Севрюкову установили в Анапе мемориальную доску.
24.09.18
Двадцать второго  сентября, примерно в  19 часов, неустановленный водитель  при движении по ул. Жемчужной в п. Борисовке допустил наезд на пешехода, передвигавшегося вдоль проезжей части.
24.09.18
Определены победители конкурса дизайн-проектов «Многонациональный Новороссийск».













Copyright © ООО "Издательство "Новороссийский рабочий", 2014. Все права защищены. При использовании информации ссылка (для электронных ресурсов – активная) на источник обязательна. Использование фотоматериалов разрешается только с письменного разрешения редакции.

Разработка: spellsystems
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
Яндекс.Метрика
Учредитель сайта — ООО «Издательство «Новороссийский рабочий»
Главный редактор – Бурлаков Владимир Михайлович.
Фактический адрес: г. Новороссийск, ул. Грибоедова, 16
Приёмная: (8617) 61-41-05, info@novorab.ru
Отдел рекламы: (8617) 61-43-40, reklama@novorab.ru