20.03.18 г. 11:24
Испытание глубиной, или Почему «Черные дыры» внушают Западу ужас

Об этом и многом другом рассказал командир подлодки «Новороссийск» Константин Табачный корреспондентам «НР».

Найти «Новороссийск» под водой невозможно

На пирсе нас встретил сам командир. Подтянутый, стройный, по-военному сдержанный офицер улыбнулся и, как радушный хозяин, поприветствовал: «Добро пожаловать на подводную лодку!»

Моряк на посту с автоматом Калашникова в руках отступил на шаг, пропустив нас к подлодке. Спускаемся внутрь — в самое сердце субмарины, в рубку. Уместиться в проходе между отсеками рядом с другим человеком невозможно, поэтому идем строго друг за другом. Люки настолько малы, что приходится сгибаться вдвое, чтобы перейти в следующий отсек. А вокруг приборы, трубы, вентили, краны — их несчетное количество. Воздух тяжелый, это особенно остро ощущается после свежего морского ветерка.

— Это одна из подводных лодок третьего поколения проекта «Варшавянка», — просвещает командир, когда мы добираемся до рубки. — Вооружена торпедами, минами, а также крылатыми ракетами, которые могут поражать цели на расстоянии до 1,5 тысячи километров. «Новороссийск» способен производить пуски даже из-под воды. Наличие таких лодок на Черноморском флоте заставит многих политиков задуматься, что можно говорить в адрес России, а что нельзя.

— Говорят, у вас нет конкурентов?

— Так и есть, нашу лодку на Западе называют «Черная дыра» за бесшумность. Она значительно тише атомных подводных лодок. Шумность «Варшавянки» сопоставима с естественным шумом моря, поэтому ее невозможно обнаружить. Еще одно достоинство лодок проекта 636 — они могут действовать на мелководье и по всему диапазону глубин производить стрельбу ракетно-торпедным комплексом.

— В каких операциях вы принимали участие?

— Все знаковые события за последнее время на Черноморском флоте прошли с нашим участием. Ну и не секрет, что подлодка «Ростов-на-Дону» наносила ракетные удары по ИГ (запрещенной в России террористической группировке), все цели были поражены.

К опасности привыкаешь

— Профессия подводника, пожалуй, одна из самых опасных. Почему вы сделали такой выбор?

— Мой отец Сергей Григорьевич был командиром подводной лодки. Его стаж службы на подлодке более 20 лет. Начинал он на Северном флоте, в Северодвинске, где я и родился. Уволился капитаном первого ранга уже в Севастополе. Детство и юность у меня прошли в среде подводников. Поэтому, когда заканчивал 10-й класс, понял, кем хочу стать. Поступил в высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. Попова.

— Родители единогласно одобрили ваш выбор?

— Папа — да, а мама сильно переживала. Но сам я не считаю эту профессию опасной, все зависит от количества пройденных миль, погружений, опыта. Со временем понимаешь, откуда может исходить угроза, и делаешь все, чтобы этого избежать.

— Кто и почему приходит служить на подлодку? Притягивает романтика или возможность хорошо заработать?

— Абсолютно точно могу сказать — за деньги тут не служат. Но подводники — люди, которые очень любят Родину, ценят товарищеские отношения, больше доверяют друг другу и, конечно, отлично подготовлены в профессиональном плане. Не секрет, что от подготовки каждого члена экипажа зависит судьба всей команды.
Когда человек находится 45 суток в плавании, а потом попадает на берег, начинает ценить каждый глоток воздуха. Лодка всплывает, все пытаются попасть на мостик подышать. Наверное, в этот момент приходит особое понимание жизни.

В детстве у меня любимая книга была «Граф Монте-Кристо». Помню, поразило, что человек может отсидеть 13 лет в одиночной камере, а потом вернуться в нормальную жизнь. Нам, конечно, попроще, но мы, условно говоря, тоже каждый раз возвращаемся к нормальной жизни.

— Бывают ли на подлодке конфликты, и как вам удается их решать?

— Конечно, конфликты случаются — на бытовой почве. Совсем избежать этого нельзя, ведь у людей накапливается усталость, появляется раздражительность. Но наши психологи выявляют совместимость людей, формируют команду. В длительном плавании люди решают поставленные задачи, мобилизуются, отбрасывают все проблемы, которые есть на берегу. Система контроля позволяет вовремя заметить, что кому-то нужна психологическая помощь. Психолога на подлодке нет, но есть командир боевой части, командир корабля. Беседуем, выясняем причины, даем советы.

— Вам подчиненный интересен прежде всего как боевая единица или как личность?

— Вы знаете, недавно снова перечитывал Ремарка «На Западном фронте без перемен». Помните, там парни воевали со школьной скамьи? А потом не смогли себя найти в обычной жизни. В этом большой конфликт. В армии — одни герои, в жизни — другие. Здесь не ценится то, что иногда приветствуется на «гражданке», — изворотливость, умение хапнуть, а в почете — честность, надежность. Конечно, если подводник — профессионал, я многое могу простить ему на берегу. Но при этом он в первую очередь должен всегда думать об экипаже.

Каждый глоток воздуха — в цене

— В плавании вы экономите воздух? И есть ли время, например, на занятия спортом?

— Экипаж старается меньше двигаться, чтобы не расходовать зря кислород, поэтому о занятиях спортом речи нет. Служба подводника малоподвижна. Вахта идет 4 часа, потом 8 часов отдыха. Понятие «световой день» в походе отпадает, биологический ритм полностью меняется. Во время отдыха можно спать, читать книги. Подводник не спецназовец, не десантник, его физическая форма должна поддерживать психологическую устойчивость, а значит, позволять находиться как минимум 45 суток под водой.

Мы сдаем, конечно, зачеты по физподготовке. Двоечников и троечников у нас нет. На земле дружим со спортом.

— Женщины на подводном флоте служат?

— Есть поверье, что женщины на корабле приносят неудачу. Мое мнение: обязательно в коллективе будет какое-то психологическое напряжение. Хотя в Норвегии есть женщина — командир подводной лодки. Участвовал я как-то в учениях «Болд монарх» в Испании. Там женщин на флоте много — 30-40 процентов. Причем выполняют работу не хуже мужчин, да и сильны не по-женски. Бежит такая хрупкая, стройная девушка, с легкостью подхватывает огромную тяжелую сумку и несет ее, совершенно не напрягаясь. Но я уверен: на подводном флоте должны служить только мужчины.

Все пути ведут в кают-кампанию

— Как часто подводники видятся с семьей?

— Моя жена говорит, что мы видимся очень редко. У нас экипаж сформирован в Севастополе. В основном все ребята оттуда. Сейчас обживаемся в Новороссийске. Связано это с получением служебного жилья. Устраиваем детей в детские сады, школы, потихоньку перевозим семьи.

— Что главное для жены подводника?

— Жена должна, прежде всего, уметь ждать, понимать и доверять мужу. Ну и любить его, иначе разлуку не выдержать. Вообще говорят, что, пока жена любит, с подводником ничего не случится.

Тем временем мы прошли в кают-компанию — это самое большое помещение на подлодке. Здесь питаются в две смены офицеры — за один раз все не помещаются. Здесь же проводятся совещания, праздники. Кстати, именно тут при необходимости сделает операцию судовой хирург. Стол станет операционным, будут развешаны световые приборы, которые обеспечат хорошую видимость.

— Пока таких случаев у нас не было, — продолжает разговор врач Павел Подосинников. — Самые экстремальные — это, пожалуй, два тяжелых больных, которых мы с борта подводной лодки передавали на вспомогательные суда. Заболевания, которые я диагностировал, нельзя было лечить на подлодке, поэтому приняли такое решение.

Фотографии греют душу

Каюта командира, напротив, крошечная. Небольшой раскладной диван, стол, шкаф для личных вещей. Чтобы лечь спать, нужно разложить диван, но тогда уже места для прохода не будет. Обстановка аскетичная, если бы не картины на стенах, шарф футбольной команды «Локомотив», на столе — семейные фотографии. Одна из картин со следами гари, на ней дыра приличных размеров.

— Чем она вам дорога?

— Эту картину дочь Настя для меня нарисовала, она сейчас учится в шестом классе. К сожалению, случайно на рисунок попал горящий спирт, и она загорелась. Но картина мне очень дорога. Просил у дочери прощения за свою неосторожность. Ее рисунки на стенах и фотографии — греют душу в плавании. А шарф подарил служивший ранее матрос-контрактник, родом из Ярославля.

— А чем занимается ваш сын?

— Дмитрию 18 лет. Он осуществил мечту дедушки и частично мою — поступил в мореходное училище им. Макарова. Будет гражданским моряком, мир посмотрит.

— А это что за прибор? — спрашиваю, показывая на огромный циферблат со стрелкой, который висит напротив дивана.

— Глубиномер. Командир следит, на какой глубине находится лодка. «Новороссийск» может погружаться на глубину 240 метров.

— У подводников есть свои традиции?

— Когда человек первый раз погружается под воду, ему в плафон наливают воду из-за борта, которую берут на глубине максимального погружения. Сейчас попроще — плафоны маленькие. Мне в свое время пришлось пить из огромного пятилитрового плафона.

— Есть ли какая-то особая диета под водой?

— Каждый день положено есть тарань, икру, пить 50 граммов красного вина. Это необходимость. Лучше всего для восполнения водно-солевого баланса подходит вяленая тарань. Вино выводит разные вредные вещества.

— Константин Сергеевич, какой момент за годы службы был для вас самым запоминающимся?

— Наверное, это сентябрь 2014 года, когда мы после 26 месяцев невероятно напряженной работы вернулись на Черноморский флот. Все это время шло формирование экипажа, строительство и испытание подлодки. Команда больше двух лет была оторвана от семей. Пессимисты не верили, что лодка будет построена вовремя. Но мы это сделали! И моряки, и кораблестроители работали в три смены. Устраняли недочеты, шлифовали шероховатости, отрабатывали звенья общей технологической цепи. Личный состав не только обеспечивал все работы, но и упорно учился, познавая системы жизнеобеспечения подлодки. И вот нас торжественно и тепло встретили в Новороссийске, открыли пирс — безусловно, это было знаковым событием, мы испытали небывалый эмоциональный подъем. Это навсегда останется в сердце.


Лиана ГИЛЬ.

 
Просмотров: 1421

Новости
26.04.18
С 25 апреля по 10 мая участники и инвалиды Великой Отечественной войны могут бесплатно отправить неограниченное количество телеграмм по России и в ближнее зарубежье — на Украину,в Белоруссию, Молдавию, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизию, Туркменистан, Азербайджан, Армению, Грузию, Абхазию, Латвию, Литву, Эстонию и Южную Осетию из отделений «Почты России».
26.04.18
Новороссийские спортсменки из спортивной школы «Победа» завоевали две медали первенства России по стрельбе из лука, прошедшего в городе Алушта (Республика Крым).
26.04.18
Согласно Указу Президента РФ, ежегодно с 2002 года  5 мая в стране празднуется День водолаза. По мнению председателя Совета общественной организации «Водолазы Новороссийска» при Новороссийском морском собрании Евгения Лаухина, история Новороссийска тесно связана с нелегким и опасным водолазным трудом.
26.04.18
В детской художественной школе им. С. Эрьзи состоялся XV городской конкурс «Кулинарный дизайн – 2018».
26.04.18
В детско-юношеской спортивной школе «Олимпиец» (ул. Первомайская, 7) прошли XVIII открытые городские соревнования по боксу, посвященные памяти первого руководителя Восточного района Новороссийска Бориса Бугаенко.
26.04.18
В сквере Чайковского, на прежнем месте, после небольшого перерыва на реконструкцию, возобновил свою работу
Магазин МОЛОЧНОЙ И КОЛБАСНОЙ ПРОДУКЦИИ









Copyright © ООО "Издательство "Новороссийский рабочий", 2014. Все права защищены. При использовании информации ссылка (для электронных ресурсов – активная) на источник обязательна. Использование фотоматериалов разрешается только с письменного разрешения редакции.

Разработка: spellsystems
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
Яндекс.Метрика
Учредитель сайта — ООО «Издательство «Новороссийский рабочий»
Главный редактор – Бурлаков Владимир Михайлович.
Фактический адрес: г. Новороссийск, ул. Грибоедова, 16
Приёмная: (8617) 61-41-05, info@novorab.ru
Отдел рекламы: (8617) 61-43-40, reklama@novorab.ru