22.02.18 г. 11:50
Александр Батищев:
Всю жизнь испытываю себя на прочность

Александр Батищев — полковник в отставке, служил в Войсках противовоздушной обороны. За плечами опытного военного — служба на Крайнем Севере, запомнившаяся суровыми испытаниями в сложных погодных условиях. В нашем городе он отслужил почти 10 лет в должности заместителя командира зенитно-ракетного полка. Сейчас возглавляет Совет ветеранов воинской части, в которой служил.

Недавно сбылась мечта полковника в отставке — он совершил прыжок с парашютом.
В детстве Александр хотел быть моряком. Просил отца, который работал на железной дороге, раздобыть ему тельняшку. В 60-е годы купить ее было делом почти несбыточным. Но на железной дороге имелась ветошь, которую выделяли для протирания тепловозов. Среди тряпок были и остатки тельняшек. Отец принес куски ткани домой, а мама сшила из них сынишке настоящую тельняшку. Ох, и завидовали пацаны, когда Санек весело рассекал в ней по деревне.

После школы чуть было не пошел в подводники, однако друг убедил, что служба в зенитных войсках интереснее. Так вместе с друзьями в 1974 году оказался в Энгельсском высшем зенитно-ракетном командном училище противовоздушной обороны, которое закончил с отличием. А отличники имели право выбора места службы.

— Я написал, что хочу служить либо на севере, либо в Белоруссии, — говорит Александр Батищев.

— С севера многие бегут, а вы туда добровольно?

— Хотелось испытать себя, понять, на что я годен. Я и сейчас себя частенько испытываю на прочность. У меня была операция на сердце, врачи сказали — надо беречь себя, нагрузки противопоказаны. Но я всегда мечтал прыгнуть с парашютом. И недавно удалось. Если бы здоровье позволяло, прыгал бы еще и еще.

— Дала служба на севере испытания, которых вы жаждали?

— Конечно. Я попал в зенитно-ракетную бригаду ПВО, дислоцирующуюся в городе Полярном, которая входила в систему защиты противовоздушной обороны страны. Перед бригадой стояла задача — прикрывать с воздуха от ударов потенциального противника административно-промышленные и военные объекты Мурманской области и Северного флота. Начинал службу начальником расчета устройства определения координат ЗРК С-125. Через три года был назначен заместителем командира дивизиона по вооружению. Тогда мне было 24 года. Еще через несколько месяцев назначили командиром зенитно-ракетного дивизиона. Эта должность соответствовала штатной категории с воинским званием «подполковник», а я был старшим лейтенантом. Досрочно присвоили воинское звание «капитан».

Дивизион, которым мне доверили командовать, дислоцировался на мысе Сеть-Наволок.

В 80-е годы на вооружение войск ПВО стали поступать зенитно-ракетные комплексы С-300. А что значит «перевооружиться» в условиях Крайнего Севера? К нам можно было добраться только кораблем или вертолетом. Раз в месяц, а то и реже (все зависело от погодных условий) подходили корабли — привозили продовольствие, почту, товары в магазин. Из благ цивилизации в военном городке были только начальная школа и почта, к домам частенько лисы подходили, людей не боялись. Круглосуточно работали дизельные установки, которые давали электроэнергию нашему городку и обеспечивали боевое дежурство.

Ветра были сильные, иногда идешь с сопки, ложишься на ветер и не падаешь — он тебя держит. И вот в этих условиях нам приходилось строить позиции под новую технику, что называется, «с нуля». Стройматериалы завозились кораблями (цемент, арки для сооружений, крепежный материал), а остальной подручный материал бойцы сами заготавливали (в основном камни с моря). И боевое дежурство несли, и позицию строили. Было тяжело, но выезжали, как говорится, на энтузиазме.

— Приходилось ли сбивать самолеты или ракеты противника?

— В 70-80-е годы воздушные рубежи страны со всех стратегических направлений пробовала на прочность боевая и разведывательная авиация НАТО.

Зенитно-ракетные части, дислоцирующиеся на Севере, в то время до 3-4 раз за сутки переводились в боевую готовность для работы по воздушным целям (в основном по самолетам-разведчикам). Северное направление тогда было самым опасным. Это ближайшая точка, через которую можно было долететь из Америки до Советского Союза и нанести удар. Со стороны Англии, Норвегии тоже часто летали самолеты-разведчики: пытались нарушить воздушное пространство, другими словами, проверяли нас на бдительность. При каждом таком разведывательном полете в дивизионе с вышестоящего командного пункта объявлялась боевая готовность, включалась вся техника, обнаруживалась воздушная цель и сопровождалась до тех пор, пока не становилась для нас безопасной. Бывали случаи, когда ставили ракеты на подготовку к пуску. Но сбивать самолеты и ракеты противника не приходилось.

— Вот и сейчас все чаще в Интернете попадаются сообщения, что над Новороссийском летают американские самолеты-разведчики...

— Не над Новороссийском, а в нейтральных водах, хотя зачастую их полеты проходят в направлении к нашей государственной границе. В нейтральных водах могут летать все, кто хочет, и проводить разведку.

— А если к Новороссийску подлетят американские военные самолеты, смогут ли наши системы ПВО их нейтрализовать?

— Современная военная техника очень надежна. Когда я служил в Новороссийске, здесь была зенитно-ракетная бригада. Она состояла из 11 огневых дивизионов и 3 технических. Сейчас у нас здесь подразделений на порядок меньше, но огневые возможности не уменьшились, а даже увеличились. Все потому, что техника стала более мощной. Но надо понимать, что произвести пуск боевой ракеты можно только при реальной угрозе.

При этом у нас в составе сил и средств ПВО не только зенитно-ракетные системы, но и истребительная авиация. В январе этого года российский самолет-истребитель совершил перехват американского самолета-разведчика, совершавшего полет в нейтральных водах Черного моря и движущегося к нашей границе.

— Расскажите, как вы попали в Новороссийск.

— Отслужив на севере 8 лет, я поступил в Военную академию ПВО им. Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. После окончания в 1989-м году прибыл в Новороссийск на должность заместителя командира зенитно-ракетной бригады. И здесь меня тоже ждало перевооружение. Мы получали новые зенитные комплексы С-300, отправляли старую технику, строили позиции под новые установки. Это была огромная работа. Но при этом мы радовались, что приходит мощное вооружение, отстреливали технику, эмоции зашкаливали.

А в 91-м году началось массовое сокращение Вооруженных сил. Бригаду реорганизовали в полк. Это были печальные времена. 90-е годы и по нашей армии прошлись, как говорится, катком.

— Не скучно стало после такой напряженной службы?

— После окончания службы я переучился на оценщика движимого и недвижимого имущества. И вот уже 10 лет работаю по этой специальности. Еще я председатель Совета ветеранов зенитно-ракетного полка. Наша организация — одна из лучших в войсках ПВО. Мы активно общаемся с молодым поколением, ходим на различные мероприятия в школы, в кадетский корпус и другие учебные заведения. Жизнь настолько активная, что у меня с начала года не было еще ни одного выходного дня.

— Жена не обижается, что дома бываете редко?

— Она сама более 20 лет прослужила в армии, работала начальником секретной части, поэтому все особенности военной службы знает изнутри. Людмила — старший прапорщик. Сейчас тоже в отставке, с внуками возится. Недавно мы отметили 40-летний юбилей совместной жизни.

— При таком сумасшедшем графике на хобби времени не остается?

— Остается, — тепло улыбаясь, говорит Александр Евгеньевич. — Сейчас я живу в частном доме в станице Натухаевской. У меня есть голубятня. Еще в молодости мечтал завести голубей породы «николаевские высоколетные», и вот сейчас мечта сбылась. Они красиво поднимаются вверх, без кругов. «Уходят» высоко в небо и подолгу замирают на одном месте. Это зрелище, которое трогает до глубины души.

— Удивительное для военного человека увлечение...

— Нужно всегда быть как можно ближе к природе. В гармонии с природой мы становимся добрее. А молодому поколению пожелаю поменьше сидеть за компьютерами, почаще выходить в горы, гулять, заниматься спортом и читать художественную и историческую литературу. Не понимаю тех молодых людей, которые отлынивают от армии. Сегодня там уделяется большое внимание физической подготовке, воспитанию ответственности и умению постоять за себя и своего товарища, защищать Родину.

Сердце сжимается, когда видишь документальные кадры происходящего в Сирии. Армия должна быть мощной, чтобы в нашу страну никогда больше не пришла война.


Лиана ГИЛЬ.

 
Просмотров: 1589

Новости
18.08.18
В администрации города рассказали, кто из сельских молодых специалистов имеет право на получение социальной выплаты на приобретение своего жилья.
17.08.18
1 сентября в городе стартует конкурс «Лидеры Новороссийска», который призван выявить лучших из лучших и по достоинству вознаградить — карьерой, внесением в перспективные списки резерва и многотысячными сертификатами на обучение.
17.08.18
В Новороссийске мертвой в своей квартире обнаружена 81-летняя пенсионерка. О том, что женщина умерла, стало известно четыре года спустя только благодаря сильному запаху.
17.08.18
Памятник войны — руины Дворца цементников на «той стороне» наконец-то освободили от диких зарослей.
17.08.18
Прокурором Новороссийска назначен старший советник юстиции Игорь Стуконог.
16.08.18
Партию ядер арахиса массой 25 тонн, зараженную кишечной палочкой, задержали в новороссийском порту.













Copyright © ООО "Издательство "Новороссийский рабочий", 2014. Все права защищены. При использовании информации ссылка (для электронных ресурсов – активная) на источник обязательна. Использование фотоматериалов разрешается только с письменного разрешения редакции.

Разработка: spellsystems
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
Яндекс.Метрика
Учредитель сайта — ООО «Издательство «Новороссийский рабочий»
Главный редактор – Бурлаков Владимир Михайлович.
Фактический адрес: г. Новороссийск, ул. Грибоедова, 16
Приёмная: (8617) 61-41-05, info@novorab.ru
Отдел рекламы: (8617) 61-43-40, reklama@novorab.ru